Дэниел Сигел: лекция о стилях детской привязанности

Daniel SiegelВидеолекция американского психиатра, специалиста по межличностной нейробиологии Дэниела Сигела (Daniel Siegel), в которой он обсуждает научные открытия в области психологии развития и нейробиологии, рассматривая темы привязанности, нейронной интеграции и практические выводы, актуальные для психотерапии. В центре внимания — применение AAI, интервью по привязанности для взрослых (англ. adult attachment interview). Несколько ключевых моментов приведу здесь.

Нейронная интеграция родителя как предиктор стиля привязанности

В годовалом возрасте (а на самом деле, даже до рождения ребёнка) можно с очень высокой точностью предсказать, какой тип привязанности разовьётся у ребёнка с каждым из его родителей. Главный фактор, который это определяет, — прошлое родителя, а точнее — не сами факты прошлого, а то, насколько связно и логично (англ. coherent narrative) он может воспроизвести своё прошлое. То есть, независимо от того, какие травмы и лишения пережил родитель, на стиль привязанности ребёнка будет влиять то, какой смысл родитель видит в своём прошлом, а говоря совсем обывательским языком — насколько хорошо он «проработал» свои травмы. Дэниел приводит данные о том, что связность повествования родителя (что подразумевает также спонтанность, гибкость, свободное ориентирование в событиях, времени повествования и своих переживаниях) отражает степень нейронной интеграции разных отделов мозга родителя.

И эти выводы справедливы для каждого родителя по-отдельности, поскольку привязанности ребёнка к родителям формируются независимо друг от друга.

Генетика же не оказывает на тип привязанности практически никакого (!) влияния.

Биологический парадокс детской привязанности

Биологический парадокс происходит из того факта, что в мозгу ребёнка есть две сети, функции которых несовместимы между собой.

Когда ребёнок испуган, у него возникает одновременно две реакции. Первая направлена на воссоединение с объектом привязанности для того, чтобы успокоиться. Обычно в таком случае ребёнок бежит к кому-то из родителей.

Вторая сеть связана с базовой реакцией «борьба-бегство-оцепенение». Для маленького ребёнка обычно реакция борьбы нехарактерна, поэтому выбор происходит между бегством и оцепенением.

Конфликт между этими двумя сетями возникает в том случае, когда угрозой для ребёнка становится его собственный родитель, т.е. фигура привязанности. Первая сеть требует восоединения с родителем, но вторая реагирует на самого родителя как на угрозу, что вызывает внутренний конфликт, который не может разрешиться. В результате неоднократных эпизодов такого рода развивается дезорганизованый вид привязанности, который является предиктором многих психических расстройств, например, пограничного расстройства личности и диссоциативных расстройств.

Это нельзя путать с двойным посланием (англ. double bind). Двойное послание выглядит как действие, имеющее два смысла одновременно, например, когда человек обнимает ребёнка и в то же самое время причиняет ему боль, либо когда говорит ласковые слова грубым или безразличным тоном. Биологический парадокс не связан с двойными посланиями, он является следствием самой ситуации.

Об излечимости диссоциативных расстройств

Диссоциативные расстройтва часто возникают вследствие дезорганизаии детско-родительских отношений на этапе развития ребёнка. Это весьма актуальная группа расстройств для нашей страны, и речь здесь вовсе не обязательно идёт о диссоциативном расстройстве идентичности — то, что в народе именуют множетвенной личностью. Часто диссоциативные расстройства остаются нераспознанными, скрываясь под маской шизофрении, пограничного, биполярного расстройства и других состояний.

Диссоциация прекрасно поддаётся терапии, но с одной важной оговоркой. Диссоциативные состояния не реагируют на плацебо, как это происходит, например, с депрессией. Иначе говоря, диссоциация не лечится поддерживающими видами психотерапии, она требует специфической терапии и при грамотном подходе может быть полностью излечена. Поэтому при выявлении или даже подозрении о наличии у пациентаов диссоциативных состояний и дезорганизованной привязанности в прошлом (а это можно выснить, например, при помощи AAI — adult attachment interview, интервью по привязанности для взрослых) таких людей нужно обязательно направлять к специалисту, который владеет методами психотерапии диссоциативных состояний. Это, в частности, поразумевает серьёзную подготовку в области терапевтического гипноза. Либо, если вы работаете с такими пациентами, вам неоходимо освоить эти методы самим.

Лекция на английском языке на момент публикации доступна по адресу:

http://siegel-ipnb.kajabi.com

Постоянная ссылка на это сообщение: https://новый-гипноз.рф/%d0%b4%d1%8d%d0%bd%d0%b8%d0%b5%d0%bb-%d1%81%d0%b8%d0%b3%d0%b5%d0%bb-%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%86%d0%b8%d1%8f/