Среди всех запросов на гипноз особенно выделяются те, которые можно обобщить вкратце так: найти в бессознательном НЕЧТО, что объяснит, что и почему происходит с человеком. Иногда речь идёт о причине расстройства, которая, предположительно, кроется в глубине времён, в детстве ил​_и где-то глубоко под защитами разума. Иногда — о скрытых мотивах, страхах, стремлениях, «установках», «программах», которые стоит только выкопать, осознать, как тотчас можно будет их перезаписать, перезапустить, стереть или ещё каким образом элиминировать. Есть, гипотетически, некая Первопричина, скрытая от сознания, и если её найти, то всё станет ясным и понятным, и человек сразу поймёт, что ему делать дальше.


С этим взглядом есть некоторая сложность. С одной стороны, действительно есть ряд состояний, где речь идёт о диссоциированном, скрытом от сознания эмоциональном опыте, о какой-то части разума, которая исподволь ведёт подрывную работу в психике человека. Порой в этом кроется причина расстройства. Так, например, некоторые фобии, тревожные расстройства, психосоматические симптомы имеют под собой травматический опыт в прошлом. Это как бы часть психики, которая «откололась» от сознания под действием экстремальных переживаний в условиях, когда человек не имел возможности получить нужную помощь и поддержку. Как правило, такие переживания сопровождаются острым чувством беспомощности, одиночества и отчаяния. Они оказываются надёжно укрыты защитными процессами и могут годами «дремать», но иногда давать разные спецэффекты в виде телесных симптомов, сновидений, флешбеков, головокружений и тревожных приступов. Восстановление воспоминаний и перепроживание их в кабинете психотерапевта действительно может привести к разрядке запакованнго в памяти экстремального аффекта и значительному облегчению.


Если такое событие произошло достаточно давно (как правило, счёт идёт на годы), то сам травматический опыт обрастает компенсаторными механизмами, которые начинают жить своей жизнью. Точно так же тело защищает себя от инородных предметов. Если, например, в коже застрянет заноза, это вызывает острую реакцию — боль, воспаление, и, если занозу вытащить, это быстро нормализует состояние. Но если такая заноза остаётся надолго, острая боль проходит, но вокруг неё тело создаёт капсулу соединительной ткани, чтобы ограничить зону поражения и не дать инфекции распространиться по телу. В этом случае, во-первых, изначальные острые симптомы в виде боли и воспаления могут полностью исчезнуть, во-вторых извлечь инородное тело становится сложнее, поскольку оно окутано плотной тканью, и, в-третьих, помимо самого инородного тела могут скопиться побочные продукты, то есть объём, скажем так, операции для излечения будет больше. Примерно то же происходит и в психике, за исключением того, что она зачастую адаптируется более динамично и активно. Это больше похоже на то, как если бы представить, что какая-то мышца повреждается и блокируется, и тело перестраивает всю свою работу, чтобы скомпенсировать перекос в тонусе и движениях. Человек может, условно говоря, начать ходить на четвереньках или выработать странную неудобную позу, чтобы соседние мышцы взяли на себя эту функцию. Если после повреждённую мышцу восстановить, мало того что ей нужно будет «учиться» двигаться заново, так и вся система человека должна будет обратно перестроиться на «нормальное» движение — придётся снова, скажем, учиться ходить на двух ногах и держать ровную осанку.
Но это всё укладывается в концепцию «первопричины».


Впрочем, бывает и другая история, где сам запрос на поиск «первопричины» несёт в себе подвох. Порой выясняется, что в основе проблемы человека — нерешённый внутренний конфликт, то есть спор разных частей психики, которые пытаются реализовывать разные стремления и не могут прийти к согласию. Но человек может обратиться за гипнозом, чтобы найти для себя Ответ — чёткое и однозначное понимание, кто в этом внутреннем споре прав, а кто нет. Это как бы должно позволить встать на одну сторону конфликта и отринуть вторую, не считаясь с её аргументами.


В основе такой постановки вопроса две важные вещи. Первое — это бегство от ответственности за собственный выбор и возможные следствия его, которые могут включать риск, вероятность ошибки, вероятность кого-то ранить или потерять что-то ценное.


Одна часть психики может стремиться к чему-то новому, а другая — держаться за старое и знакомое. Такая двойственность может очень мешать и тяготить, и человек как бы встаёт перед выбором (на самом деле, часто это ложный выбор) — какую из сторон отбросить? Какая права? Какой верить? И тут легко возникает идея: а что если одна из сторон неправа? Что если есть в психике какой-то ответ, который ясно покажет, кто из них действует «рационально», а кто заблуждается? Если только в моём бессознательном можно найти такой ответ, это избавит меня от мук выбора. Я пойму, чего мне надо «на самом деле».


Почему этот выбор часто бывает ложным? Потому, что разные части психики выражают радикально противоположные стремления, которые требуют радикально противоположных решений. Поскольку между ними нет интеграции, человек не видит срединных решений, альтернатив, компромиссов и сложных, творческих решений. Есть «либо-либо», и выбор предполагается только из двух вариантов, при этом ни один не основан на целостном видении ситуации.


Что и подводит ко второй сложности. Это бегство от чувства неопределённости или двойственности, когда любое решение в целом строится на нашем относительно ограниченном представлении о мире. Как бы мы ни старались, наши суждения основаны на нашей способности анализировать ситуацию, на ограниченном объёме информации и круге общения. Он может быть шире или уже, но нам приходится признать, что в мире, где на нас сваливается огромный объём информации постоянно, мы вынуждены выбирать, фильтровать её, чтобы облегчить себе принятие решений (иногда — чтобы вообще сделать возможным принятие каких-либо решений). Если мы попытаемся объять разумом все возможные варианты, мы не сдвинемся с места. Это неминуемо влечёт вероятность ошибок, непонимание, тревогу, замешательство и неуверенность. Наш разум развил достаточно разных механизмов, чтобы помогать нам с этим, но современное общество сделало культом интеллект и рацио: нас с детства учат сначала думать, а потом действовать, и любые импульсивные, интуитивные, эмоциональные тенденции вступают в спор с культом эффективности и холодного разума. И разум требует однозначности.
Для этого, конечно, есть свои лекарства.


Первое — это признание того, что любое решение подразумевает ответственность и риск, возможность ошибиться, но и возможность выиграть. Иногда это значит — прощание с прошлым, с частью жизни, с чем-то ценным, что было накоплено, чтобы высвободить место для чего-то нового. Невозможно прыгнуть, продолжая сидеть на стуле.


Второе — понимание, что радикальный выбор, который ставит перед нами разум, часто основан на иллюзии противоположности. Это не всегда так, но часто мы мотаемся из крайности в крайность вместо того, чтобы задуматься, могут ли противоположные стремления найти внутри нас гармонию.


И третье — как бы мы ни старались, мы не найдём Окончательного и Однозначного ответа. Всегда будут «но», «а если» или «может быть».


Поиск в бессознательном не даст нам ответа на эти вопросы. Он не избавит нас от необходимости принимать решение самостоятельно, учиться соединять противоположности и жить в условиях неопределённости и избытка информации. Поиск в бессознательном может лишь помочь нам лучше понять, какие силы нами движут и как мы их реализуем. Но нам всё равно придётся самостоятельно искать для них новые пути.


И ещё. Не бывает таких «программ», которые кто-то может с помощью какого-нибудь гипноза из человека вынуть или переписать. С бессознательными установками, на самом деле, всё очень просто. Если они есть и они бессознательные, то как только они становятся сознательными — они теряют силу и власть над нами. Если вам показалось, что вы что-то осознали, но продолжаете делать то же самое, — значит вы не осознали того, что на самом деле важно. Однако, дело в том, что далеко не всегда такая «магия» возможна. Часто за одним осознанием раскрывается следующий слой проблем и вопросов. Действительно, иногда одна всплывшая из бессознательного идея может изменить всё, но это, скорее, исключение, чем правило. Но именно такие истории и формируют вокруг гипноза полумистический авторитет.

от Владимир Снигур

Психотерапевт, гипнотерапевт, переводчик-синхронист, член Ассоциации специалистов в области клинического гипноза (АСоКГ) в составе Европейского общества гипноза (ESH). Учился гипнозу у профессора М.Р. Гинзбурга, Джеффри Зейга (PhD) и других европейских и американских специалистов. Эксперт в области невербальной коммуникации, работал со специалистами из Paul Ekman International. Участник международных конференций и семинаров по психотерапии. Обладатель чёрного пояса по айкидо Айкикай. Телефон: +7 926 042 42 23 Почта: info@vladimirsnigur.ru Сайт: VladimirSnigur.ru Обучение гипнозу: Gipno.pro