Мне несколько раз задавали похожие по смыслу вопросы, которые можно было бы свести к следующему: почему я продолжаю заниматься гипнозом, погрузившись так серьёзно в психоаналитический подход и в ТФП? Насколько вообще это совместимо и какой смысл в том, чтобы пытаться их совмещать в практике?

Здесь содержится некая пресуппозиция, что гипноз и психоаналитическая терапия неким образом находятся в противостоянии. Гипноз как что-то краткосрочное, поверхностное, симптом-ориентированное и построенное на внешне очевидном дисбалансе власти в ролевых отношениях против долгосрочного, глубинного, инсайт-ориентированного психоаналитического подхода, построенного на нейтральности, рефлексии и альянсе.

Что ж, мне есть что на это ответить. Я буду говорить здесь, главным образом, за ТФП и немножко за частично знакомый мне кляйнианский подход, но не за весь психоанализ, конечно.

На самом деле, моё понимание гипнотичности и механизмов гипноза привело меня к идее, что психоаналитическая техника может быть в высшей степени гипнотичной. Фокус на переносе здесь-и-сейчас делает терапию очень экспириенциальной, максимально приближенной к проживанию. Чтобы интерпретации вели к изменениям (а что есть интерпретация как не передача идеи?), они должны выполняться при соответствующем аффекте, который они затронут. То есть вот такая современная психоаналитическая техника сфокусирована на проживании и осмыслении аффектов непосредственно здесь и сейчас. Гипнотические интервенции работают точно так же — активируя бессознательные механизмы (читай — аффекты и связанные с ними когнитивные конструкции) и перестраивая их за счёт передачи идей и спонтанного творческого переосмысления. Да, есть разница в ролевых моделях, но грань между ними может быть иной раз довольно условной. Позиция технической нейтральности, из которой выполняются интервенции в аналитической технике, позволяет более ясно видеть стороны психических конфликтов и работать с ними в гипнозе, намеренно фокусируясь на некоторых из них и даже временно с ними идентифицируясь, благо гипнотическая техника позволяет управлять этим процессом в широком диапазоне.

Иначе говоря, психоаналитический терапевт, на самом деле, очень и очень гипнотичен — в том смысле, что он фокусируется на целенаправленной активации бессознательных процессов и их переосмыслении непосредственно в ходе сеанса. А кто был на моих семинарах по гипнозу — тот подтвердит, что я сейчас, фактически, процитировал моё определение гипноза как процесса целенаправленной активации идеодинамических эффектов (читай — бессознательных процессов здесь и сейчас). Возможность активного управления вниманием в гипнозе позволяет разворачивать проекции не только в переносе, но и в других формах — в воображении, в управляемом галлюцинозе, если хотите, в диссоциативных феноменах… Словом, арсенал интервенций многократно расширяется.

Короче, я не вижу между ними никакого противоречия, наоборот — это два инструмента для доступа к одному и тому же феномену.

от Владимир Снигур

Психотерапевт, переводчик-синхронист, аккредитованный супервизор ОППЛ, сертифицированный ТФП-терапевт, член Ассоциации специалистов в области клинического гипноза (АСоКГ) в составе Европейского общества гипноза (ESH), член Русскоязычного общества ТФП. Учился у профессора М.Р. Гинзбурга, Джеффри Зейга, Отто Кернберга, Фрэнка Йоманса и других европейских и американских специалистов. Эксперт в области невербальной коммуникации, работал со специалистами из Paul Ekman International. Участник международных конференций и семинаров по психотерапии. Обладатель чёрного пояса по айкидо Айкикай. Телефон: +7 926 042 42 23 Почта: info@vladimirsnigur.ru Сайт: VladimirSnigur.ru Обучение гипнозу: Gipno.pro Канал на Rutube: rutube.ru/channel/25907240/