Слово «психосоматика» уже прилично заезжено в популярной психологии, его используют в самых разных контекстах, объясняя психологическими причинами самые разные симптомы и болезни, начиная с кома в горле и заканчивая онкологией. Для психотерапевта в этом отдельная морока: одно дело психические расстройства, всякие депрессии, тревоги, страхи, навязчивости, расстройства личности, к которым есть более-менее проработанная система диагностики и лечения; другое дело — телесные симптомы, которые, вроде как, должны быть предметом интереса врачей, но с которыми врачи порой оказываются бессильными. Да, есть заболевания с довольно неплохо исследованными психическими механизмами, вроде бронхиальной астмы, но их меньшинство.

Тело человека — уникальная штука, и иногда оно может выражать свои проблемы и потребности абсолютно индивидуальным образом. Иногда психологическое неблагополучие находит выражение не в мыслях, не в эмоциях и не в сновидениях, например, а в телесных процессах — физических ощущениях, симптомах и нарушениях работы органов. И конечно, когда у человека что-то заболело, обращается он прежде всего к врачу, а не к психотерапевту.

Например, есть такой известный диагноз «синдром раздражённого кишечника» (СРК). Любой гастроэнтеролог скажет, что добрая часть пациентов с гастроэнтерологическими симптомами реально нуждаются в психологической работе, а не в таблетках. При СРК могут быть боли в животе, нарушения стула, вздутие и др. Врачи при этом не находят каких-либо органических нарушений, то есть воспаления, повреждения кишечника или инфекций. Если это так, пациента прямиком направляют к психотерапевту. В этом плане нам повезло — СРК довольно исследованное расстройство, и психотерапия может принести серьёзное облегчение. Стоит отметить, что живот вообще являет собой такое вместилище ранних «сырых» эмоций, поскольку он связан с довольно глубокой примитивной ветвью нервной системы. Поэтому самые разные непереработанные эмоции очень часто отражаются в ощущениях в животе — болях, спазмах, покалываниях, чувстве вздутия, жара и др.

Но чаще бывает иначе. У того же пациента с симптомами в животе выявят какую-нибудь бактерию или эрозию и начинают лечить лекарствами. На это уходит время и деньги, а симптомы остаются. Иногда это связано с ригидностью мышления врачей: если есть симптомы и есть какие-то отклонения в анализах, обычно одно с другим увязывается. Однако не всегда отклонения в анализах бывает связано с симптомами. В этом для нас кроется дилемма. Мы не можем диагностировать тот же СРК, пока не исключим всю похожую органическую патологию, даже если все симптомы абсолютно чётко укладываются в критерии СРК. Сначала исключить как минимум язвенный колит, болезнь Крона, а потом уже думать в сторону СРК. Это относится к любым психосоматическим проблемам: сначала обследование и исключение болезней тела, а потом уже работа с головой.

Та же история касается тревожных расстройств, например, панического расстройства, при котором бывают симптомы, связанные с сердцем или дыханием — сердцебиение, боли в груди, одышка. Опытный психотерапевт часто без труда может распознать паническое расстройство, но он в любом случае обязан вначале убедиться, что тело человека здорово. Только тогда можно с уверенностью говорить о ПР и лечить его психотерапевтически.

Но что если речь о чём-то более специфическом? На самом деле, тело может соматизировать (т.е. переводить в телесные симптомы) самые разные переживания и самыми разнообразными способами. Взять, положим, такой симптом как «головокружение». Мы все знаем, как это, когда кружится голова. Покрутись вокруг своей оси, резко остановись — и все предметы как будто продолжают вращение. Кстати, в невесомости такое головокружение проходит практически в течение пары секунд. Оно возникает из-за особого устройства вестибулярного аппарата и чётко указывает на проблемы в этой области. Но часто к нам обращаются с «головокружениями», которые, фактически, ощущаются как слабость, неустойчивость, «проваливание», шаткость. Такие головокружения не имеют отношения к вестибулярному аппарату и очень часто бывают связаны с психическими процессами.

Например, когда-то давно одна моя пациентка страдала от таких головокружений в людных местах или, наоборот, на обширных пустынных местах. Для неё было проблемой перейти улицу — ноги как будто подкашивались, ей казалось, что она потеряет равновесие и упадёт (хотя такого ни разу не было). В процессе психологической работы вскрылось множество эпизодов насилия в раннем возрасте, которые были надёжно отключены от сознания (диссоциированы), но зафиксировались в виде специфического «отключения» — примитивного защитного механизма психики. По мере проработки этих эпизодов симптомы исчезли полностью.

Такие головокружения, конечно, совершенно не обязательно должны быть связаны с детскими травмами. Один мой иностранный клиент в течение более чем 10 лет страдал от панического расстройства, связанного как раз с головокружением, слабостью, чувством нехватки воздуха. В родной стране врачи, видимо, не особо вникают в психиатрию, и ему просто назначили транквилизаторы и сказали научиться жить с этим. Какой-то эскулап упомянул про пролапс митрального клапана, который имелся у пациента (когда створки одного из клапанов в сердце чуть-чуть выгибаются в обратную сторону при сокращении), что, конечно, прочно увязалось для пациента с его расстройством. Надо сказать, что этот самый пролапс считается вариантом нормы и в целом не заслуживает внимания. Началом же этого расстройства стала определённая стрессовая ситуация, связанная с семьёй и социальным имиджем, которую пациент крайне сложно пережил. Возникшие телесные симптомы тревоги очень быстро зафиксировались и замкнулись в порочный круг панических атак, которые надолго сковали свободу пациента и заставили много лет принимать препараты. Никто не объяснил ему вовремя, что симптомы его абсолютно безопасны и требуют психологической работы. При начатой вовремя психотерапии на это ушла бы пара недель. Через десять лет приёма препаратов на снижение доз и работу с симптомами уйдёт не меньше полугода.

Ещё один классический психосоматический симптом — комок в горле, который часто сопровождается ощущением неполного вдоха (как будто не можешь до конца вдохнуть). Этот симптом часто возникает после длительных стрессов, напряжений, вследствие травм или неразрешённых конфликтов. Огромное количество пациентов доходили до меня с этим симптомов, пройдя самых разных врачей — эндокринологов, кардиологов, гастроэнтерологов, неврологов и пр., получив самые разные диагнозы, начиная с гастроэзофагального рефлюкса и заканчивая вегетососудистой дистонией. (Кстати, этой самой дистонией врачи порой называют всё подряд, начиная от панических атак и заканчивая депрессией.) Обычно выясняется, что никакое медикаментозное лечение не приносит стойкого облегчения. Исключив все проблемы со щитовидкой, желудком, сердцем и лёгкими, врачи от безысходности отправляют пациентов к психотерапевтам. Для нас же это классические симптомы соматизации, которые порой удаётся разрешить буквально за пару сеансов. Часто, однако, под ними всплывают психологические вопросы, которые могут требовать более длительной работы.

 Надо сказать, что разнообразные «таблицы психосоматических болезней», которые можно найти в Интернете и которые содержат сопоставления болезней и их психологических причин (например, болезни печени от подавленной обиды), не основаны на каких-либо серьёзных научных данных. В лучшем случае это просвещённые догадки, в худшем — просто фантазия. Пока что не существует универсальных достоверных данных о психологических причинах телесных болезней, а все догадки основаны на отдельных наблюдениях и теоретических рассуждениях. Только вдумчивое исследование каждого конкретного случая может вывести на понимание причин и механизмов возникновения и поддержания симптомов, и возможно это лишь после исключения медицинских причин и/или назначения адекватного медицинского лечения для имеющихся заболеваний.

от Владимир Снигур

Психотерапевт, гипнотерапевт, переводчик-синхронист, член Ассоциации специалистов в области клинического гипноза (АСоКГ) в составе Европейского общества гипноза (ESH). Учился гипнозу у профессора М.Р. Гинзбурга, Джеффри Зейга (PhD) и других европейских и американских специалистов. Эксперт в области невербальной коммуникации, работал со специалистами из Paul Ekman International. Участник международных конференций и семинаров по психотерапии. Обладатель чёрного пояса по айкидо Айкикай. Телефон: +7 926 042 42 23 Почта: info@vladimirsnigur.ru Сайт: VladimirSnigur.ru Обучение гипнозу: Gipno.pro