Гипнотическая диссоциация

Современный гипноз базируется на двух фундаментальных психических явлениях: идеодинамическом феномене и диссоциации. Про идеодинамические механизмы я уже писал в заметке «Кое-что о природе внушения». Сегодня поговорим о диссоциации.

Напомню: все явления, доступные в гипнозе, возможны и в обычном состоянии. То же касается идеодинамики и диссоциации. Не следует считать, что это явление возникает исключительно в гипнозе.

Термин «диссоциация» в психологии имеет ещё один смысл и относится к механизму психологической защиты. По-видимому, этот механизм основан на тех же процессах, что и диссоциация в гипнозе.

Небольшое теоретическое отступление

Существуют различные точки зрения на природу и механизмы гипноза. Разные философские школы используют разные методы и понятия, делают акцент на разных вещах. Некоторые из них друг с другом более-менее сочетаются, некоторые нет. Тем не менее, важно помнить одно: никто не знает, что на самомделе происходит в мозгу. Есть разрозненные наблюдения и факты, и каждая школа по-своему их интерпретирует.

В физике существует принцип корпускулярно-волнового дуализма, согласно которому объект может в одних условиях проявлять себя как волна, а в других как частица. Проявлять себя — то есть взаимодействовать с измеряющей аппаратурой. Грубо говоря, при измерении прибором А электрон ведёт себя как частица, а прибором Б — как волна. Что такое электрон на самом делене столь важно. Важны его свойства и взаимодействия с материей. При этом невозможно однозначно сказать, чем электрон является.

Нечто похожее наблюдается в учении о гипнозе (да и в других областях современной науки). Разные методы измерения и изучения предлагают собственные модели. Для нас же важны именно проявления и свойства гипнотического процесса. Это побуждает рассуждать о гипнозе с использованием операционального языка, то есть в рамках проявлений и свойств.

(Более подробно об операциональном языке писал, например, Роберт Антон Уилсон в книге «Квантовая психология»).

Поэтому я воздержусь от рассуждений на тему того, чем гипноз является, а чем нет. Мозг — настолько сложная система, что на сегодняшний день можно лишь предполагать, какие процессы происходят в нём во время гипнотического процесса. Даже исследованные недавно паттерны мозговой активности во время гипноза не приближают нас к пониманию природы процесса. Вместо этого предлагаю рассмотреть одну из теорий гипноза, которая даёт хорошее представление о функционировании гипноза и согласуется с клиническими и экспериментальными данными.

Учение о диссоциации

Термин «диссоциация» можно перевести с латинского языка как «разъединение». По-видимому, диссоциация — это естественное свойство психики изменять взаимодействие её частей, что обусловливает пластичность психики и способность к обучению. Диссоциация позволяет перестраивать не всю систему сразу, а отдельные её части в несколько этапов. Гипноз позволяет это свойство использовать для терапевтических целей.

Есть несколько теоретических моделей диссоциации. Наиболее, на мой взгляд, интересная неодиссоциативная теория Хилгарда рассматривают психику человека как совокупность подсистем, которые функционируют в иерархии и под контролем т.н. исполнительного эго. Исполнительным эго называют некую центральную управляющую систему, которая отвечает за осознаваемые психические процессы (см. схему 1).

Упрощённая схема психических подсистем

Схема 1. Так можно представить подсистемы психики в упрощённом виде: контактирующая подсистема К, подсистемы X и Y, исполнительное эго и т.н. «скрытый наблюдатель». Красным цветом показаны преимущественно активные системы во время обычного общения.

Помимо исполнительного эго мы видим ещё одну подсистему. Во время своих многочисленных экспериментов с гипнозом отмечалось, что независимо от глубины гипнотического состояния в психике человека остаётся некая инстанция, которая бодрствует и просто наблюдает. Эта инстанция была названа «скрытым наблюдателем». Среди теоретиков продолжаются дискуссии относительно того, есть ли на самом деле эта инстанция или является лишь результатом внушения. Для нас важно то, что это явление может быть использовано в практике.

Что же происходит во время гипноза?

Во время гипнотического сеанса временно отключается или ослабляется сознательное регулирование некоторых подсистем, а также изменяется их взаимодействие. Это ослабление сознательного контроля и «изолирование» некоторых подсистем от других называют диссоциацией (схема 2).

Схема взаимодействия подсистем в гипнотическим процессе

Схема 2. Так в упрощённом виде можно представить взаимодействие подсистем психики в гипнотическом процессе. Пунктиром показано ослабление взаимодействия между подсистемами.

Ослабление сознательного контроля в первую очередь проявляется во временном увеличении внушаемости, то есть в усилении идеодинамических феноменов. Изолированные от сознательного контроля подсистемы психики реализуют те идеи, которые получают от терапевта, например, в виде левитации руки или визуализации образов. Эти процессы могут начинаться и спонтанно, возможно, в результате взаимодействия с другими подсистемами (схема 3).

Схема взаимодействия подсистем в гипнотическом процессе: идеодинамические проявления

Схема 3. Идеодинамический феномен: через контактирующую систему передаётся идея, которая спонтанно реализуется в подсистеме Y. Ослабление контроля исполнительного эго позволяет феномену проявляться непроизвольно и неосознанно.

Во-вторых, повышается вероятность переструктурирования, в том числе спонтанного (схема 4). Эриксон утверждал, что гипнотический транс имеет терапевтический эффект сам по себе именно из-за возможности спонтанного переструктурирования. Такое переструктурирование в некоторых случаях может затрагивать и раскрывать подсистемы, вытесненные в неосознаваемую часть психики (см. схему 4, подсистема D).

Спонтанное реструктурирование

Схема 4. Гипнотический процесс сам по себе способствует спонтанному реструктурованию и упорядочиванию: изолированная от сознательного контроля подсистема D в результате переструктурирования включается во взаимодействие с другими подсистемами и получает сознательный контроль.

Откуда берётся решение?

В эриксоновской терапии принято считать, что решение проблемы (или ответ на вопрос), с которой пришёл пациент, изначально «находится» в нём самом, и к нему можно получить доступ. Возникает вопрос: почему тогда человек сам не может найти это решение и приходит к специалисту?

По-видимому, в условиях особенностей психики пациента в этот момент, его установок и референтных рамок решение не вписывается в его картину мира. С помощью гипнотического (или вернее — самогипнотического) воздействия происходит переструктурирование определённых элементов его психики, в результате чего может быть установлен контакт с той её частью, которая может обеспечить решение проблемы. Эта часть интегрируется в активную часть психики и позволяет избавиться от проблемы (схема 5).

Переструктурирование и решение проблемы

Схема 5. Так в упрощённом виде можно представить процесс решения проблемы в гипнозе: помимо контактирующей системы мы видим подсистему, ответственную проблему (П); подсистему, ответственную за страдание человека от проблемы (С); подсистему, ответственную за решение (Р), она не имеет контакта с исполнительным эго и, следовательно, недоступна сознанию. В результате воздействия и переструктурирования подсистемы П, С и Р устанавливают контакт и объединяются, после чего формируют новые, более адаптированные подсистемы.

Отчасти это достигается ослаблением сознательного контроля (если сознательные установки препятствуют нахождению решения), отчасти — изменениями, которые предлагает и стимулирует гипнотерапевт, отчасти — спонтанными творческими процессами.

Творческие процессы, происходящие в сознании во время транса, имеет свои особенности. Это проявляется, в частности, как трансовая логика — особые логические закономерности, действующие для бессознательных процессов.

Как достигается эффект диссоциации?

Для развития диссоциации применяется т.н. диссоциирующая речь: мы начинаем обращаться как бы к разным частям психики человека, где-то напрямую, а где-то косвенным образом. Например, вместо того, чтобы сказать «найдите какой-нибудь приятный образ», мы говорим «позвольте прийти приятному образу», намекая на то, что он может прийти самостоятельно. Использование этого приёма, как правило, позволяет достичь эффекта диссоциации, который может служить как для углубления гипнотического состояния, так и для стимулирования изменений в психике пациента.

Помимо этого развитию диссоциации способствуют любые автоматические гипнотические феномены, такие как каталепсия, левитация руки, автоматическое письмо, гипнотическая анальгезия и анестезия. Эти феномены могут возникать даже спонтанно, без использования каких-либо диссоциирующих техник. В рамках диссоциации рассматривают даже те феномены, когда люди в гипнозе наблюдают себя как бы со стороны.

Кроме того, диссоциации служит множество т.н. диссоциативных техник наведения транса, которые используются для индукции гипноза у «сопротивляющихся» пациентов и позволяют временно «отключить» это сопротивление или использовать его для углубления транса. Это, главным образом, методы создания замешательства и сенсорной перегрузки.

(В противоположность диссоциативным техникам, ассоциативные техники наведения транса заключаются в установлении и использовании связей между разными подсистемами для доступа к трансовым переживаниям).

Именно нарушением процессов диссоциации объясняется тот факт, что при некоторых психических расстройствах проведение гипноза противопоказано или должно быть осуществлено только квалифицированным психиатром, имеющий опыт работы с такими пациентами. Это в первую очередь диссоциативное расстройство личности и шизофрения. При этих расстройствах в психике поддерживаются патологические диссоциативные процессы, и ещё большая их активизация может привести к обострению или нежелательным явлениям. Однако часто даже для таких пациентов с определёнными предосторожностями возможно проведение гипноза или использование некоторых гипнотических техник.

Диссоциативные состояния и процессы являются неотъемлемой частью нашей жизни. Неправильно считать, что диссоциация это патологическое явление — она помогает нам приспосабливаться к самым разным условиям. Впрочем, иногда диссоциация создаёт проблемы. Некоторые из этих проблем, а также их связь с социальными и культурными факторами, обсуждаются в статье «Функциональные психощы, транс и культурный контекст». Кроме того, явление диссоциации является ключевым в формировании диссоциативного расстройства личности.

Модель диссоциации BASK

В 1988 году Бенетт Браун (Benett G. Brown) в работе «The BASK model of dissociation» описал универсальную модель диссоциации BASK. Буквы этого акронима представляют ключевые компоненты феномена диссоциации: поведение (B, behavior), эмоции (A, affect), ощущения (S, sensation) и когнитивное знание (K, knowledge). Согласно этой модели феномен диссоциации рассматривается как часть континуума: полное осознание — подавление — отрицание — вытеснение — диссоциация.

Эта модель позволяет описать феноменологию гипноза, эго-состояний, а также таких расстройств как посттравматическое расстройство (ПТСР), диссоциативное расстройство личности, деперсонализацию, психогенную амнезию, фуги, мистические переживания и др.

Подробнее об этой модели я расскажу в одной из следующих статей.

Постоянная ссылка на это сообщение: https://новый-гипноз.рф/dissociation/