Зачем изучать гипноз?

Периодически в беседах с иностранными коллегами, которые случаются, как правило, в перерывах во время обучающих семинаров, мы задаёмся вопросом, почему гипноз пока что не вошёл в мейнстрим психотерапии. Одна из причин — многие психологи и психиатры действительно не видят для себя какой-либо пользы в изучении гипноза. Сейчас в нашем сообществе есть широкий выбор весьма развитых психотерапевтических подходов, и гипноз среди них выглядит как анахронизм, отживающий своё.

Однако, к моей радости, большинство западных коллег, с которыми я общался, отзываются о гипнозе как минимум с уважением, а некоторые даже активно применяют разные гипнотические техники и принципы. Взять, хотя бы, схема-терапию, в которой трансовые техники работы с травматичными ситуациями в воображении занимают одно из важнейших мест. Нэнси Мак-Вильямс прямо рекомендует коллегам освоить гипноз, чтобы эффективно работать с диссоциативными пациентами. Скотт Стюарт, чей семинар по межличностной терапии я недавно переводил, активно использует гипнотические принципы коммуникации для усиления эффекта терапевтических техник.

Но соотечественники частенько от гипноза отмахиваются — мол, видели, знаем, ничего такого особенного в нём нет, да и с нашим излюбленным методом он непонятно как ладит.

Поскольку я человек увлекающийся, мне хочется хотя бы начать исправлять это досадное недоразумение, справиться с нашей врождённой неприязнью к новому и сделать гипноз действительно понятным, а его ценность — очевидной для тех из моих коллег, которые настроены скептически и не чувствуют в себе особого интереса.

Действительно, чего в нём такого полезного или нового для психотерапевтов, особенно непсиходинамического профиля?

Как водится, порой хорошая теория важна прежде всего для спокойствия самого терапевта.

Мы привыкли воспринимать себя и людей вокруг как целостные существа. Если наш пациент жалуется на тревогу, и он, и мы обычно воспринимаем эту тревогу как проявление личности этого человека, даже если причины её неизвестны. В работе с тревожным человеком мы будем исследовать его эмоции, его мысли, убеждения и способы реагирования на стрессы. Мы исходим из того, что все эти явления как бы «принадлежат» самому пациенту — он является главным действующим лицом в своей жизни. Он может сказать о себе — «я думаю», «я боюсь», «мне тоскливо» и так далее.

Гипноз на самых первых этапах предлагает нам концепцию, которая может кардинально изменить наше мнение о себе как о целостных индивидах, обладателях некоего «монолитного» и неделимого разума. Это похоже на чёрный ящик, который получает информацию и выдаёт какой-то результат. Мы научились предсказывать и анализировать его работу по внешним проявлениям, но так и не узнали, что именно происходит внутри.

Изучая гипноз и исследуя трансовые состояния, мы сталкиваемся с явлением диссоциации — отделения некоторых психических процессов от потока сознания, от своего Я. Когда-то мы, вероятно, слышали слово «бессознательное», но связываем его скорее с портретом дедушки Фрейда с сигарой и пыльными томами по психоанализу. Гипноз, однако, становится таким переживанием, где мы непосредственно соприкасаемся со своими бессознательными процессами. Мы начинаем воспринимать себя не как монолит, а как мозаику, совокупность разных сторон личности, которые взаимодействуют между собой. И оказывается, что многие сложные состояния можно разделить на отдельные компоненты, каждый из которых сам по себе устроен значительно проще. Сложность создаёт именно взаимодействие между этими компонентами.

Каким бы ни было сложным состояние человека, каждая из отдельных «частей» его личности руководствуется обычно очень простой и понятной логикой и накапливает в себе определённый опыт. Ценность гипноза в том, что он позволяет воочию увидеть эту внутреннюю мозаику в себе и в наших пациентах.

Интересно, что в основе большинства направлений психотерапии, которые работают на межличностном уровне — в работе с парами, семьями, коллективами — львиная доля усилий направлена на улучшение коммуникации между людьми. Налаживая коммуникацию между элементами системы мы тем самым помогаем системе работать более эффективно. То же самое происходит и в индивидуальной работе. Можно взглянуть на психотерапию как на налаживание коммуникации между частями личности подобно тому, как мы налаживаем коммуникацию между мужем и женой, родителями и детьми, начальством и подчинёнными.

Поскольку диссоциация естественна для человека, бывают ситуации, когда понимание её природы критически важно для успеха. В лечении посттравматических состояний, травм развития, тяжёлых личностных расстройств диссоциация играет ключевую роль. Она помогает отделить разные части внутреннего опыта человека, до поры изолируя болезненные переживания от сознания и управляя привычными для человека способами поведения. В схема-терапии это показано очень наглядно: именно вокруг отдельных изолированных болезненных переживаний формируются эмоциональные схемы копинга. С годами воспоминания и опыт группируются во всё более сложные структуры, которые проявляют себя как режимы (англ. mode).

В замечательном мультфильме «Головоломка» студии Pixar это показано очень наглядно, хотя и в абсолютно позитивном ключе. «Острова» в разуме главной героини — остров семьи, озорства, честности, хоккея — помогают представить, как диссоциация разделяет и группирует наш опыт и психические процессы.

Мы можем адресоваться к тем или иным способам поведения, мыслям и убеждениям как к чему-то, что на 100% «принадлежит» самому человеку, что он может назвать «мои мысли», «моё поведение» и т. д. Но порой намного ценнее обратиться к какой-то сфере внутреннего опыта как к «части личности», к «чему-то внутри вас», что думает так, что действует так, что нуждается в чём-то своём. Это действительно помогает «очеловечить» даже самые болезненные и странные симптомы, а кроме того — переводит разговор на другой уровень: вместо того, чтобы «починить» сознание, мы пытаемся наладить коммуникацию между разными частями Я как между членами одной семьи, помогая вместе с тем им повзрослеть или чему-то научиться.

Часто психотерапию рассматривают как процесс обучения, где пациент нарабатывает навыки, которые может применить в реальной жизни вне терапии. Но гипноз предлагает альтернативную точку зрения: психотерапия может быть ценна благодаря опыту иного ощущения себя во время терапии. Этот опыт может стать опорной точкой для последующих изменений, как спонтанных, так и полностью осознанных и продуманных.

Узнайте на своём опыте, как гипноз может помочь вам в вашей работе, посетив один из моих семинаров по гипнозу. Подробнее об обучении можно узнать в разделе сайта «Обучение гипнозу«.

Постоянная ссылка на это сообщение: https://новый-гипноз.рф/%d0%b7%d0%b0%d1%87%d0%b5%d0%bc-%d0%b8%d0%b7%d1%83%d1%87%d0%b0%d1%82%d1%8c-%d0%b3%d0%b8%d0%bf%d0%bd%d0%be%d0%b7/