Воображаемый тигрНаверняка у некоторых моих коллег могло сложиться впечатление, будто я последовательный противник когнитивно-поведенческой психотерапии. Осознаю, что, с учётом общего тона моих публикаций, к такому выводу прийти действительно нетрудно. Тем не менее, сегодня я хочу вставить свои пять копеек в поддержку КПТ.

Мне довелось изучать много разных подходов, и из каждого я взял что-то ценное для своей практики. КПТ здесь не исключение. Всё, что я пишу здесь, действительно отражает моё искреннее мнение.

Во-первых, одним из важнейших достижений КПТ я вижу подход к лечению тревожных состояний, в первую очередь, панического расстройства и связанных с этим фобических состояний — агорафобии, клаустрофобии и т.д. Благодаря тем принципам, которые я почерпнул из семинаров по КПТ, мне удалось значительно изменить свой подход к таким клиентам, переформулировав в стратегическом ключе идеи из КПТ, и достигать очень значительных позитивных изменений уже на первом сеансе. Сравнивая своё видение лечения тревоги сегодня с тем, что было у меня ещё год назад, я понимаю, что для психотерапевта не знать основы КПТ безответственно.

Во-вторых, очень ценным обретением для меня стала тактика работы с убеждениями, в том числе, с глубинными убеждениями, которая принята в КПТ. Не могу сказать, что я делаю это часто. Интуитивно я делал подобное и раньше, но изучение основ КПТ позволило внести в это дело определённую структуру и, прежде всего, повысить собственную уверенность. По моему опыту, это касается, главным образом, работы с депрессией и с социофобией.

На моей памяти было буквально несколько клиентов с депрессией, с которыми мне приходилось работать с убеждениями. Это, как бы сказали аналитики, были характерологически депрессивные люди, и работа с ними требует довольно длительного времени даже с учётом применения трансовых методов и разных быстродействующих подходов. Но с ними работа с глубинными убеждениями оказывается крайне полезной.

Одним из важнейших обретений для меня благодаря КПТ стало понимание о том, что терапевтам часто самим страшнее сделать то, к чему они, по идее, должны мотивировать своих клиентов. Это касается, конечно же, экспозиции. Сам этот внутренний настрой и понимание в корне меняют всю стратегию работы.

Для меня ещё остался пробел касательно применения КПТ для лечения обсессивно-компульсивного расстройства. Думаю в скором времени его заполнить.

Не касаюсь здесь так называемой КПТ третьей волны, с которой тоже знаком, главным образом, в лице схема-терапии и терапии принятия и ответственности (ACT). Во-первых, я не считаю это КПТ, кто бы что ни говорил. Это интегративные подходы, берущие корни в том числе в КПТ. Во-вторых, схема-терапия для меня стала просто бесценной находкой и прекрасно легла и на моё понимание психодинамики, и на моё понимание трансовой работы, и на понимание когнитивных процессов. АСТ ещё дальше от КПТ, чем схема, и близка к милому моему сердцу буддизму. ACT отлично обобщает и объединяет многие принципы, присутствующие в разных направлениях терапии. С ДБТ я пока что лично не знаком, но, насколько я понял, это тоже во многом интегративный и очень прагматичный подход. Возможно, когда-нибудь дойдут руки и до него.

Владимир Снигур

от Владимир Снигур

Психотерапевт, гипнотерапевт, переводчик-синхронист, член Ассоциации специалистов в области клинического гипноза (АСоКГ) в составе Европейского общества гипноза (ESH). Учился гипнозу у профессора М.Р. Гинзбурга, Джеффри Зейга (PhD) и других европейских и американских специалистов. Эксперт в области невербальной коммуникации, работал со специалистами из Paul Ekman International. Участник международных конференций и семинаров по психотерапии. Обладатель чёрного пояса по айкидо Айкикай. Телефон: +7 926 042 42 23 Почта: info@vladimirsnigur.ru Сайт: VladimirSnigur.ru Обучение гипнозу: Gipno.pro